Previous Entry Share Next Entry
Полярный Урал 2016
qzmn



Очередной весенний кайт-поход на Полярном Урале.


В этом году мы снова решили перейти из Европы в Азию на кайтах через Полярный Урал. Маршрут выбрали немного отличающийся от прошлогоднего. Изначально хотели пройти от Воркуты через перевал Эсто-то в долину Б. Пайпудыни, далее по долине Лонготьегана на ямальскую сторону, ну а оттуда в Лабытнанги. Проще говоря мы хотели доехать на лыжах по снегу при помощи небольшого парашюта и ветра из одного города в другой через Уральский хребет.
И вот в середине апреля мы полные отваги, не смотря на крайне теплую весну, садимся в поезд до Воркуты. В этом году наша команда несколько сменила состав. Помимо меня и Тёмы Маверика к нам присоединяются мой друг и напарник по команде Freegliding Bastards Питэ Иванов а также наш старый питерский кайт-товарищ Андрюха Атаманов.





В поезде ехали "на сложных щах", ибо по прогнозам и отзывам нас ждала голая жопа тундра без снега.






По приезду в Воркуту нас великодушно встретил на вокзале Виктор Богино и посадил в свою Буханку. Едем в регистрироваться в МЧС.





Техника у отделения МЧС





Наша группа зарегистрирована, теперь можно и в тундру.





По дороге Виктор нас останавливает у городского склона, где проводятся шуточные соревнования по спуску на тарантасах. Питэ примеряет ванну-саночки.




Но вскоре мы покидаем Воркуту и выгружаемся из буханки в голой тундре за городом.



Виктор настоятельно рекомендует переночевать у него в балке (жилом вагочике) стоящим на плато Энганепе. До него по прямой от места старта 30 км. Это не совсем по пути, но и крюк небольшой, поэтому решаем воспользоваться предложением Виктора и попробовать дойти до балка. Сейчас начало шестого вечера, у нас есть 2-3 часа до полной темноты, за это время должны успеть преодолеть 30 км тундры, ветер к тому же попутный. Упаковали сани, Андрею его рамные еще пришлось и собрать. Разложили большие кайты и двинули на восток. Дует метров 6. Едется нормально, хоть и по кустам местами.

Снега в тундре мало.







Проехав пол-пути, уперлись в реку Усу. Она внизу и не замерзла. Слева виден воркутинский водозабор, от его плотины идет открытая вода. Спускаемся к реке уходя правее, там каньон, там не пройти. Спустившись еще ниже находим проход между каньоном и открытой водой, переправляемся по очереди на другой берег. Следующая преграда - ручей в крутом овраге заросший деревьями. Иду первый, нахожу проход. Беспроблемно проезжаю ручей на Ионе-13 на 50м стропах. За мной идет Питэ на Хроно 15. Хроно складывается в самом интересном месте. Мне даже показалось, что на деревья, но нам повезло, кайт упал на снег. Тем временм смеркается. Пока Питэ расправлял кайт, Андрюха с Тёмой беспроблемно переезжают овраг. Минут чрез 10 и Петр готов стартовать. Темнеет, но мы решаем ехать пока хоть что-то видно. Подрезаем снегоходные следы идущие прям по курсу на балок. Становимся на след снегохода, так надежнее. К тому же вскоре снег пропадает везде, кроме узкой дорожки утрамбованной снегоходом. Да нам просто повезло. Ехать ночью на кайтах по дорожке шириной 60см, это просто праздник какой то:))
И вот долго ли коротко, но уже в кромешной тьме мы выскакиваем на плато прямиком к балку. Быстро приведя балок по инструкциям Виктора в рабочее состояние, мы наварили пельменей, напились пива и отдыхаем с походным кольяном.







На рассвете я вышел на улицу оглядеться.





Наше жилище выглядело вполне пристойно:)





Здесь присутствует даже утепленный туалет.





Вид на плато Энганепе.






На следующий день ветра почти не было. Нам удалось отъехать пару километров от балка, но дальше началось неэффективное елозенье на одном месте. Так наступил вечер, и мы особо не задумываясь решили еще одну ночь провести в уютном балке.





Следующее утро встретило нас свежим ветерком, и мы стали собираться на маршрут. Тут к на приехал на снегоходе из Воркуты товарищ Виктора Вадим. Он хочет покататься на кайте по плато и заночевать где нибудь в снегах в палатке. Вагончик его не привлекает. У нас тоже ближайшие дни никакого балка не предвидится.
Собравшись, выходим в тундру. Направляемся на слияние реки Ния-ю и Усы, так проложен наш виртуальный маршрут по космоснимкам. Подойдя к Усе, спускаемся на лед. Нас окружают гиганские снежные наддувы и оголенные серые скалы торчащие из берегов. На слиянии рек две промоины с бурной водой. Выходим в тундру на вездеходную дорогу к перевалу. Движемся по снегоходным следам и колеям от вездеходов. Снега становится все меньше. Снегоходный след подозрительно ушел в сторону. Идем по вездеходным колеям. Дорога упирается в реку. На реке лед и огромные валуны, на кайте не пройти, ищем пути объезда. А ветер тем временм еще усилился, так что приподнимает на разворотах. Надо лавироваться по кустам, чтоб миновав камни, выйти на чистый лед и пересечь реку. Кое как справляемся с рекой. Далее вновь выходим на дорогу, где остался снег или лед в колеях. На одном из пригорков снег переходит в песок и ехать на кайте становится невозможно. К тому же пора поменять кайты на штормовые. Останавливаемся.

Смена кайтов на маршруте.







Поменяв кайты, ищем проход со снегом между каньоном Ния-Ю справа и бесснежной тундрой слева.







Прохода не нашли, возвращаемся назад и уходим в сторону искать северные склоны сопок, где остался снег. Так и пробираемся к Уральскому хребту.







Вскоре ехать по тундре стало невозможно совсем из за отсутствия снега, да и ветер внезапно выключили.





Смотрим на карту. В 100 метрах река Ния-Ю, вдоль которой мы и ехали. Идем к реке, спускаемся на лед ставить лагерь





Снежная пила в действии.






Лагерь кайтеров в русле Ния-Ю посреди растаявшей тундры.







Суровая красота севера.





На следующее утро идем смотреть местную достопримечательность каньон Ния-Ю, благо он оказался в нескольких сотнях метрах от нашей ночевки.









Полярный квартет.







Двигаться дальше по маршруту решаем по льду реки.






Сборы лагеря.







Раскладываемся в русле






Через несколько километров по ходу движения количество снега вокруг возросло, и мы выбрались из узкого русла реки в заснеженную тундру.






Между плато Энганепе и Уральским хребтом. Снега там полно, но нам туда не надо.








Остановились на перекус у северо-восточной оконечности Энганепе.






Впереди открывается вид на Уральский хребет. Нам надо уйти левее к перевалу. До него 30км. Ветер попутный, должны дойти быстро.






На подъезде к перевалу Эсто-то.





Под перевалом на замерзшем озере ветер неистово вдувал с горы, и мы поменяли кайты на штормовые, чтоб пройти последние километры.






Привал.





В узком кулуаре перевала ветер отсутствует, как класс, поэтому мы свернули кайты, чтоб идти пешком. Артем всем своим видом показывает, что нам туда.





Пеший подъем на Эсто-то. Медленно, но верно мы затаскивали себя и сани со скарбом на перевал. Вспоминали аналогичное упражнение на Транс-Онего 2016, восхождение на Ялгору. Вспоминали Диму Бубновикова добрым словом, за легкую разминку перед Горами:))





На перевале Эсто-то. Вид на Азию.







Переводим дух.







Стали спускаться с перевала в долину Большой Пайпудыни. Кто шел пешком, кто на лыжах. Уже темнеет. Спустились метров на 100. Понимаю, что пора ставить лагерь. Парни предлагают искать некое укрытие для лагеря. Пошли траверсом к ближайшей горе. Тем временем чувствую, что силы покидают меня. Я с утра отказался от завтрака, и съел за весь день только пару батончиков и орехи. Идти еще пару сотен метров по снегу совсем не хочется. Парни ушли вперед, а я их проклял и лег на сани. Пролежал сколько то минут, понял, что скоро так засну и замерзну, а меня никто не спасет. Встал и пошел к месту лагеря. Добредя до лагеря откопал последнее пиво в дебрях саней и улегся в палатку его поглощать. Потом поел горячего, и тогда совсем полегчало, я готов был снова бодрствовать. Однако все мои друзья уже давно спали.

Проснувшись с утра, удивились, что тент палатки сильно хлопает, да и снегу между тентом и внутрянкой намело. Вылезли наружу, а там пурга и дует пятнашку.






Залезли обратно в палатку. Там, как дома. на термометре +29С под потолком. Солнце печет апрельское. Пережидаем пургу, раскочегарили кольян.





Пурга поутихла, вылезли собираться.






Ветер стихал. Пока собрались ветер кончился почти весь. Мы смогли отъехать на один километр от лагеря, и на этом все. Небо затянуло, пошел снег вертикально вниз. Решили просто поставить лагерь и поупражняться со снежной пилой.





Примерно за час построили микро-иглу. На следующее утро Петр пытается показать, что он туда влез.





Так как несколько предыдущих дней мы потеряли на ожидание ветра, решили подкорректировать наш маршрут. Вместо преодоления еще 150 км неизведанности до Лабытнанги, мы решили идти по долине реки Большой Пайпудины к ж/д станции "110 км", что давало шансы уложиться в отведенную на поход неделю.
Утро нового дня встретило нас свежим ветром, и мы наскоро засобирались. Стартовав от места ночевки на штормовых кайтах, мы спустились в русло Пайпудыни, откуда наш путь лежал строго против ветра. Ветер внизу подстих, на эффективную зарезку уже не хватало. Сменили кайты на большие. Прошли против ветра несколько километров, после чего ветер выключили, и включили жару под палящим апрельским солнцем. Самое время переходить на скитур.






Где-то в самом центре Полярного Урала. Мы жарились на солнце и ждали ветра.







Из далека доносился еле различимый лай сабаки, чуть позже послышался звук снегохода. По другой стороне широкой долины двигался караван оленеводов. Они переходили с одной стоянки на другую. Они здесь дома, это мы, как только выключили ветер стали практически беспомощными в тающей апрельской тундре.






В итоге мы втроем пошли пешком, Артем продолжает елозить на кайте. Двигался ли он быстрее нас? Нет. Сколько он сжог калорий намахивая кайтом, а сколько мы, волоча 30 кг сани, так же неизвестно. Но рано или поздно мы его обогнали.





Выйдя на след каравана оленеводов мы пошли по утоптанной оленями тропе. Это сильно быстрее, чем по целине. Перешли по следам Пайпудыню и остановились на водопой увидев открытую воду.





После пяти дней питья топленого снега очень хочется попить минерализованной водички.








Артем тем временем догонял нас на кайте не желая ничего слушать.







Так мы и двигались по оленьей тропе, которая стала забирать на склон.Вид назад на долину Большой Пайпудыни.







Силы были подрастрачены, и с первыми признаками сумерек мы стали ставить палатку.

Лагерь бурлаков на оленьей тропе.







Ветер так и не появился, зато температура упала до минусовых значений.







С утра мимо палатки проехал снегоход разбудив нас. Мы решили, что стоим на оленеводческой тропе ведущей вероятно всего к станции Сейда. Вылезли из палатки. Ветра нет. 3й день нет ветра! Опять пешка с санями. Пока собирались вроде раздуло. Разложили крылья, запустились. Отъехали на километр от места ночевки, и ветер опять закончился. Складываем кайты, идем пешком. Решили перейти на другую сторону реки, так как там по карте проходит дорога на станцию "110 км". Пешком идти невозможно, проваливаешься по-колено, а то и по-пояс. Все идут на камусах, у меня их нет. Я подвязал веревки под лыжи. Идти так можно, но крайне неудобно. Еще же сани сзади. Преодолев километр кустов и несколько рукавов реки вышли на другой берег на дорогу. По ней недавно прошел снегоход, что нам сильно облегчило жизнь. По следам можно было идти без лыж почти не проваливаясь. Я тут же снял лыжи, да и ботинки лыжные тоже снял. Надел легчайшие сапоги из ЭВА и пошел пешком. Андрей Атаманов тоже снял лыжи, а Петр с Артемом продолжали скитурить. Нам предстояло преодолеть 18 километров снегоходного следа. Шли мы быстро, и чтоб не выбиться из сил раз в час делали привал, где отпивались мельдонием изотоником и отъедались ништяками типа карпаччо.

На одном из привалов на пайпудынской дороге.





Километра за 4 до железки потянул ветерок. Мы с Петром шли чуть впереди, и я предложил разложить кайты, коль дуть стало. Разложились, я стартанул, и чуть отъехал вперед от места старта, там тянуло еще лучше. Я этому очень обрадовался, подзатянул даже триммер и стал ждать пока появится красный Хроно в небе. Но он все не появлялся и не появлялся. В рацию Петр сообщил, что ветер у него чуть подстих, и он будет ждать усиления. И это всего в паре сотен метров от меня. Не дожидаясь провала у себя, я сказал, что двину к железке пока дует, и опустил кайт из зенита в центр окна. К 110му меня понесло не быстро, а очень быстро. Чем дальше я ехал, тем сильнее раздувало. Триммер уже был затянут но 13 ион на 50м стропах тянул очень уверенно. Перезжая в очередной раз Пайпудыню воткнулся лыжами в крутой берег и плашмя упал в снег. Передо мной лес из редких кустов-деревьев высотой метра по 3. Кайт на длиннющих стропах в зените. Сейчас его главное не посадить в лес, а самому не сползти вниз и не провалиться под лед реки, который в тех местах был уже с промоинами. Делаю несколько аккуратных махов кайтом, меня выдергивает в вертикальное положение и в следующий момент я уже мчу по этому лесу к станционным вагончикам полный адреналина и радости. Однако, чем ближе я подбираюсь к железке, тем сильнее становится ветер. Мне уже откровенно много. Как его сажать? передо мной вырастают две огромные металлические емкости цилиндрической формы. Несет прямо на них. Удержать кайт забором не могу, пятой стропы (страховки) нет. Не задумываясь отстреливаю кайт совсем. Он перелетает через емкости и балки, и даже через провода. А вот стропы с планкой ни куда не перелетают, а сбивают один силовой провод, скользят по проводу ЛЭП, даже немного искрят, но потом планка безболезненно перепрыгивает провода и вся конструкция причаливает в ближайшие кусты, даже не успев запутаться. Чтож, это мега-счастливый конец такого экстренного отстрела. Иду за кайтом, сматываю стропы и даже не нахожу обрыва, в месте где они искрили. Неужели не повреждены? Ладно, потом разберемся. Возвращаюсь к саням, оставил их у балков, когда за кайтом побежал. Там стоит мужик, на меня смотрит. Подошел я поближе, поздоровался, а он мне и говорит:
- На *уя тебе шлем?
я ему:
- Ну так, мол надо, пложено...
- Он тебе не поможет.
- Да я им стараюсь не прикладываться. Да ты не думай, я опытный, я уже 10 лет на этой херне езжу, особо не убирюсь.
- Ну-ну, я видел (недоверчиво)))

Перевожу тему и спрашиваю, где Константиныч, бессменный работник 110го разъезда Северной железной дороги.
- А он вон, в вагончике, сейчас тебе будет п*зды давать!
- За что? Поинтересовался я.
- Да ты поселок своим парашютом обесточил!
- Ну обесточил, значит буду чинить. Обнадежил я его
- Будешь, куда ты на*уй денешься.

Тем временем выходит Константиныч с веревкой.

Я ему, мол здравствуйте Константиныч, помните мы в том году к Анатолию в Виктором приезжали? Так вот я снова приехал)) Константиныч хмуро и недоверчиво: - А, ну пошли чинить провода.

Идем втроем с Константинычем и моим новым знакомым к валяющемуся на земле проводу. Его сорвало моим "парашютом". Провод в изоляции, поэтому безопасен. Константиныч лезет на вышку привязав конец провода веревкой. Тянет провод наверх и закрепляет. Мы с товарищем ему усиленно помогаем натягивать тяжелый кабель. Все, электричество налажено. Пытаюсь связаться по рации с остальными участниками экспедиции, которые по каким то причинам еще сюда не добрались. В обрывках слов доносится, что у них не особо дует, и они идут пешком. Странно, у железки дует метров 10. В этот момент приезжает последний сегодняшний поезд идущий в цивилизацию, это значит, что мы ночуем на 110м.

Станция 110й км.




Пока парни подходят к станции, иду искать жилье по заброшенному поселку геологов. Найдя в глубине поселка живых и невредимых, как это ни странно, геологов, я выяснил, что переночевать нам в общем то негде, кроме как в инструментальной мастерской у того же Константиныча. После моих фокусов с электричеством не уверен, что он будет рад нашей ночевке)) Вторая же перспектива - спать в холодном гараже в вездеходе, ну и третьим вариантом остается наша любимая сырая палатка. Дожидаюсь парней на окраине поселка, и мы идем к Константинычу проситься на ночлег. После недолгих переговоров нам была отдана теплая "Инструменталка", только корыто с салярой было велено снять с буржуйки и переставить в сени...)))

Ночевка в "Инструменталке" Константиныча.




Вид с утра на наши хоромы. Когда я делал это фото, сзади подошел Константиныч и спросил: - Ну как перебичевали?:)





Станционный туалет.







Чтоб скоротать время в ожидании поезда, мы пошли гулять по заброшенному поселку геологов.





Внутри брошенных зданий.











Тем временем в поселке продолжалась жизнь. По улицам ездил привычный для здешних мест транспорт.





Кирпичная стена продолжала сражаться с западными ветрами.






Подошедший бичевоз комфортабельный и теплый поезд Лабытнанги-Воркута доставил нас в Сейду, где мы стали ожидать Воркутинского поезда до Москвы.





Билеты к сожалению были только в сидячий вагон, и следующие 40 часов мы коротали в электричке Воркута-Москва. Ездить в сидячих поездах на дальняк, это особый экспириенс, и я знаю даже некоторых людей постоянно его практикующий. Первое время, пока поезд шел по Коми, где много вахтовых поселков, люди менялись с завидным постоянством. За ночь почти все лица в вагоне несколько раз поменялись. Народ садился на платформах, где нет касс, соответственно рассадка по местам не могла быть выполнена корректно, люди просто занимали свободные кресла. Мы же в этой суете заняли крайние места с обоих концов вагона, где можно было хоть как то вытянуть ноги.

Лучшие места в сидячем вагоне




И так и ехали до самой Вологды, где нас проводник попросил пересесть на места согласно билетам. На самом деле ехать в сидячем обломно только ночью, т.к. просто неудобно спать. А днем одни плюсы по сравнению с плацкартом: сиденья удобнее, воздух в вагоне много свежее, у каждого есть персональный столик, привлекательная цена.

40 часов в электричке из Воркуты.








Ну и трек наших похождений выглядит примерно так.








Пару строк чиркану про снаряжение, так положено:)

Ходовая часть: У всех было по 2 кайта. Основновные: Ион-2-13, Экстази-2-12, Озон Хроно-15, Джокер-4-16. Штормовики: Ион-2-7, ФС Спид-4-10. Все кайты кроме Хроно показали себя с хорошей стороны, Озон несколько раз складывался в сложных ветровых и рельефных условиях.

Лыжи: фрирайд, три пары BD Zealot 192 и 182см, Rossignol Bandit 185см. Крепления: телемарк, тлт, скитур.

Сани у всех были разной конструкции. Рыбацкие п/э сани, детские пластиковые сани Pelikan в 2 слоя, самодельная конструкция из листа высокомолекулярного полиэтилена, а так же лыжно-рамные сани Андрея производства КорольКо (Петрозаводск). Пока ехали на общественном транспорте лидерство по комфорту держали сани-корыта с колесами. Когда начался кайтинг, все сани поехали более-менее одинаково, а вот как пришлось сани тащить за собой, выяснилось, что едут только лыжные сани Андрея, а сани остальных не едут.

Одежда. Тут напишу только за себя. Базовый слой: Кобинезон- изотермик от Сплава из Polartek HiLoft. Супер весчь, заменяет 4 предмета одежды. Надевался на голое тело и не снимался до конца похода. Спал в нем, в осеннем спальнике Huski Ember при t наружней -1-10С. Утепляющий слой: прималофтовые крутки разной степени утепления Arcteryx Atom Hoody Lt либо Сплав Импульс, в зависимости от температуры и активности. Внешний слой: Fjell Raven Anorak No8 + fjell Raven Tour trousers. Анорак и штаны самосбросы от шведского производителя винтажного туристического снаряжения. Смесовая ткань, никакой мембраны. Намазал пчелиным воском пожирнее, растер утюгом и порядок. Дышит отлично, не течет пока ливня не будет, искр и острых предметов не боится в отличии от мембраны. Анорак имеет охерительный капюшон и нагрудный карман литров на 7, из-за чего и покупался. В карман прячется перекус, питье, навигатор, анемометр и прочая мелочь, которая может потребоваться во время движения под кайтом. В штанах имеются накладные карманы на передней стороне бедер не мешающие ремням трапеции, а на коленях вшиты специальны ниши, куда я вставляю куски пенки вместо наколенников. Для стоянок пуховик Сивера, второй сверху в их линейке.

Бивуак: 5-местная Палатка MSR Stormking.



Это Весчь! Показала себя с наилучшей стороны. По форме пятиугольник с длиной стороны в 2 метра и высотой 1,6м. В ней четверым мужикам было просторно, тепло и более- менее сухо. Готовили часто в палатке на бензине отведя под кухню один из ковриков лежащих по центру. Ставится палатка крайне быстро, хотя в сильный ветер для этого нужна сноровка из-за большой парусности. Однако, растянутая на ветру стоит, как каменная. Ветер в 15 м/с, даже не думал сгибать дуги. Минус один - цена. Для поддержания уюта и минимальной просушки вещей у нас по вечерам в палатке горела газовая лампа kovea 2905 с самодельным жестяным плафоном для лучшей работы на обогрев. Съела лампа чуть больше одного 450гр баллона за 4 ночевки, жгли ее не жалея. Так же неплохо помогает избавляться от влаги в палатке быстросохнущее полотенце, которым стоит по утру пройтись по внутренним стенкам.

Кухня: Горелки Primus Omnifuel и мультитопливная Kovea, как запасная. Использовался только Primus. Кастрюли на 3 литра от Primus и на 2 литра от Snowpeak. Кастрюля Primus 3L с радиатором использовалась, как основная для топления снега, и показала себя с лучшей стороны. Буквально за 15 минут из снега делали 3 литра кипятка. 2х литровый титановый ковш Snowpeak использовался для утреннего кофе и прочих "мелочей". Топливо - галоша. Сожгли около 3х литров. Это примерно по 150 мл в день на человека. Так же у каждого было по 1 литровому термосу куда мы заливали разведенный изотоник.

В качестве навигации у всех были персональные приборы Garmin с заранее проставленными маршрутными точками.
Для связи с большой землей использовали спутниковый телефон Iridium.
Для связи между собой участники группы имели портативные УКВ-радиостанции с запасными аккумуляторами.


Конец.




Tags: ,

Recent Posts from This Journal


  • 1

Много себе могу представить в плане активного отдыха, но тут у меня челюсть отвисла.


  • 1
?

Log in